суббота, 7 октября 2017 г.

"А потом в памяти всплывала война[гражданская в Испании]. Ведь те, кто развязал её, тоже были когда-то детьми. 
Всякая война, будь она личной или глобальной, — игра безымянных марионеток.

Во время войны порой случается то, чему трудно найти объяснение... Как часто говаривал Кларе отец, народ не склонен смотреть в глаза правде, особенно когда берется за оружие.

...Когда наконец наступил мир, от него несло тюрьмой и кладбищем, а следом волочился саван безмолвия и стыда, обволакивающий души живых. Не было ни одной пары незапятнанных рук и невинных глаз... Мир устанавливался среди недоверия и ненависти.


Не стоит недооценивать великую способность забывать, которую пробуждает в людях война.

Механизм забвения заработал в тот самый день, когда смолкли пушки. В те дни я поняла, что самый опасный человек — герой войны, выживший, чтобы поведать свою правду, которую уже не смогут опровергнуть погибшие товарищи.



Когда пришла настоящая боль, сострадания уже не осталось. Ничто так не способствует потере памяти, как война... Мы молчим, а нас пытаются убедить, будто всё, что мы видели, что делали, чему научились от себя и самих других, — не более чем иллюзия, страшный сон. У войны памяти нет. Никто не осмеливается осмыслить происходящее, а после уже не остаётся голосов, чтобы рассказать правду, и наступает момент, когда никто уже ничего в точности не помнит. Вот тогда-то война снова возвращается, с другим лицом и другим именем, чтобы поглотить всё, что оставила за собой".

Комментариев нет:

Отправить комментарий